На Главную
Назад.=>.
ОТЧЕТ О РАБОТЕ СЕТИ за 2015 год:

(от 07.09.2016)

Отчет Сети за 2015 год

документ в формате Word

Год 2015 во всем мире прошел под знаком миграции. Военные действия в Сирии, Йемене, продолжающееся противостояние вооруженных группировок в Афганистане, конфликты в странах Африки породили небывалые потоки беженцев, которые устремились через соседние страны в Европу.

По данным ООН число беженцев и внутриперемещенных лиц к концу года достигло 60 миллионов человек. Генеральный секретарь ООН Пан Ги Мун отметил, что «нынешний миграционный кризис в мире является крупнейшим со времен Второй Мировой войны, что представляет серьезный вызов для мирового сообщества».

Более 4 миллионов их них – граждане Сирии, при этом основную нагрузку приняли на себя сопредельные с Сирией страны: Иордания, Турция, Ливан, Ирак. Так 2 миллиона сирийских беженцев находится в Турции, 1,5 миллиона – в Иордании, более миллиона – в Ливане. Около 8 миллионов жителей Сирии были вынуждены покинуть родные места и стали теми, кого принято называть внутриперемещенными лицами.

Около миллиона беженцев с начала года приняла Европа, давление на Европейский Союз продолжается и дает постоянный стимул для дискуссии о миграции и порожденных ею экономических и культурных проблемах. В отношении к миграции в Европе не существует полного консенсуса, однако никто не сомневается в необходимости развивать и совершенствовать институт убежища.

По данным ФМС в 2015 году на территории России находилось около 10 млн. иностранных граждан и лиц без гражданства из других стран, что на 1 млн. меньше, чем в предыдущем году. Это число составляет менее 7% от населения России, сюда включаются все иностранцы: постоянно и временно проживающие, а также временно пребывающие на территории РФ. Для сравнения во Франции число иностранных граждан до миграционного кризиса последних лет составляло 20% населения.

Число выдворенный в административном порядке и депортированных из России иностранных граждан в 2015 году оказалось несколько меньше, чем в предыдущем году.

Табл.1
Год
депортаций
выдворений
2004
26
88 260
2005
15
75 756
2006
11
55 800
2007
45
28 050
2008
65
18 808
2009
60
34 016
2010
362
29 199
2011
656
27 929
2012
293
35 134
2013
2000
82 413
2014
139 034
2015
117 493

Однако это уменьшение не так существенно, чтобы говорить о наличии тенденции.

За 2015 год 480 тысяч иностранных граждан получили запрет на въезд в РФ, всего же число невъездных в Россию иностранных граждан и лиц без гражданства превысило 1 600 тыс. человек.

Предоставление убежища.

На фоне мировых миграционных процессов поток беженцев в Россию представляется не слишком значительным.

Динамика предоставления убежища представлена в следующих таблицах.

Таб.2 Всего
2010
2011
2012
2013
2014
2015г.
Обращений за статусом беженца
2180
1265
12434
1967
6980
1358
Имеют статус беженца на конец года
801
800
763
632
790
770
Обращений за временным убежищем
1702
1023
1077
2763
267448
151131
Имеют временное убежище на конец года
3726
3036
2415
2826
234988
313707

Таб 3 Украина
2010
2011
2012
2013
2014
2015г.
Обращений за статусом беженца
17
11
11
13
5789
293
Имеют статус беженца на конец года
5
5
5
5
229
273
Обращений за временным убежищем
6
5
2
7
265448
148849
Имеют временное убежище на конец года
10
1
0
0
231558
311134

Таб.4 Сирия
2010
2011
2012
2013
2014
2015г.
Обращений за статусом беженца
3
31
197
1073
473
337
Имеют статус беженца на конец года
2
1
1
1
2
2
Обращений за временным убежищем
3
13
114
1776
1435
1124
Имеют временное убежище на конец года
2
4
53
1162
1925
1302

Из приведенных таблиц, видно, что статус беженца по-прежнему фактически не предоставляется. Что же касается временного убежища, то его получали главным образом граждане Украины.

По отношению к некоторым группам беженцев уровень угрозы высылки в 2015 году возрос. Так, для беженцев из Северной Кореи этот риск усилился в связи договором между РФ и КНДР о взаимной выдаче граждан одной страны, находящихся нелегально на территории другой, подписанным министром юстиции РФ 17 ноября 2015 года в Пхеньяне. При этом в истекшем году ни один выходец из Северной Кореи не получил статуса беженца и лишь 31 человек получил временное убежище. (Всего статус беженца имеет 2 корейца, временное убежище – 70.) По данным ФМС России, на территории РФ находится в настоящий момент свыше 33 тысяч граждан КНДР. Фактически их может быть значительно больше, и каждый из них, учитывая характер режима в Северной Корее, является потенциальным или реальным беженцем, так что упомянутый договор в сочетании с непредоставлением убежища в РФ создает угрозу высылки с крайне опасными последствиями для значительного числа людей.

В работе структур ФМС России по-прежнему имеется много системных нарушений.

Из них можно выделить следующие проблемы:

- Территориальные органы ФМС России практически не признают заявителей беженцами.

- Временное убежище (ВУ) предоставляется также крайне редко.

- Срок временного убежища не продлевается.

- Ужесточение законодательства в части, касающейся общего положения мигрантов существенно ухудшило их положение и привело к массовому наложению запретов на въезд и применению санкций в виде административного выдворения.

- Сохраняется проблема доступа иностранных граждан к процедуре обращения за убежищем. В Санкт-Петербурге заявителей попросту не пускают в здание отдела миграционной службы, уполномоченной рассматривать обращения. В подобных случаях лишь после звонков и жалоб адвокатов удается добиться приема.

В Москве установилась практика, когда иностранных граждан, имеющих намерение обратиться за убежищем, задерживают и направляют в суд для вынесения решения о наказании за нарушение порядка пребывания в РФ (ст. 18.8 КоАП РФ). Суды при этом не всегда ограничиваются наложением штрафа. Нередко судьи принимают решение об административном выдворении и помещении в СУВСИГ (специальное учреждение временного содержания иностранных граждан). Эта практика не только вынуждает сотрудников Сети «Миграция и Право» и Комитета «Гражданское содействие» организовывать сопровождение каждого беженца в УФМС, но и приводит к тому, что беженцы предпочитают вовсе не обращаться в миграционные органы, а оставаться нелегалами.

К сожалению, руководство ФМС поддержало эту практику, полагая, что за достаточно длительный срок нелегального положения обращению за убежищем должно предшествовать наказание, и предоставляя судам решать вопрос о том, будет ли это только штраф или выдворение из страны.

- Также отмечаются случаи, когда, УФМС выдаёт службе судебных приставов (ССП) документы на выдворяемое лицо, и ССП исполняет выдворение, не дожидаясь решения УФМС по поданному заявлению на временное убежище. УФМС в таких случаях уже после исполнения выдворения принимает решение об отказе в предоставлении ВУ. С подобными случаями в 2015 году столкнулся юрист пункта Сети «Миграция и Право» в Тамбове Валентина Шайсипова, которая работала над несколькими аналогичными делами в отношении выходца из Киргизии и граждан Украины.

- Отмечается, что суды зачастую игнорируют принципы как национального российского, так и международного права и принимают решения об административном выдворении и помещении в СУВСИГ иностранных граждан, не исследуются обстоятельства, повлекшие нарушение миграционного законодательства, личность нарушителя, его семейное положение, семейные связи и т.п.

- Затягивается процесс получения доступа к процедуре. Например, в Краснодарском крае, где традиционно много лиц, ищущих убежища, в отделе по беженцам УФМС по Краснодарскому Краю произошло сокращение и оставлен всего один сотрудник. Поэтому получить доступ к процедуре убежища не может никто, кроме граждан Украины.

В других регионах ожидание приема заявления может составлять несколько месяцев.

- Множатся случаи выдворения лиц, обратившихся за временным убежищем и находящихся в процедуре определения статуса. В этом случае суды первой инстанции занимали позицию УФМС и выносили отрицательные решения.

- Большую проблему представляет работа органов ФМС с лицами без гражданства. Россия не присоединилась ни к одной из двух конвенций ООН, регулирующих положение этой категории лиц.

Фактически в российском законодательстве отсутствуют права лиц, без гражданства, учитывающие их особое положение. Поэтому с ними обращаются ровно так же, как с иностранными гражданами: суды приговаривают их к административному выдворению и депортации, помещают в СУВСИГи. Поскольку осуществить решение суда не представляется возможным, несчастные сидят под стражей максимальный срок – 2 года, и, выйдя на свободу, немедленно оказываются в таком же положении, как и до наказания, которое может быть им назначено снова.

Алгоритма легализации лиц без гражданства на территории норамативно-законодательная России база не содержит.

Надо отметить, неподготовленность судейского корпуса к рассмотрению дел по убежищу, что приводит к практически однозначному решению судий всех споров в пользу государственного органа, т.е. УФМС. Дела рассматриваются не индивидуально, а сразу по группе мигрантов, при этом решения о выдворении принимаются буквально за минуты: по 10 человек в час, 70 – в день. Так, судья Чертановского районного суда города Москвы Андрей Геннадиевич Васильев ставил настоящие рекорды по числу принятых им решений — менее 4-х минут на человека при непрерывной работе в восьмичасовой рабочий день. Всего с начала года только им было выдворено более 1000 человек по 1002 рассмотренным делам.

Некоторые положительные тенденции.

Юристы Сети «Миграция и Право» отмечают положительные практические изменения в отношении категории дел, касающихся выдворения и депортации за нарушение режима пребывания. Так, в 2015 г. суды реже стали применять дополнительный вид наказания в виде административного выдворения, если у гражданина имеется семья на территории РФ. В случае же, если суд первой инстанции применил в таком случае административное выдворение, вышестоящий суд изменяет постановление и исключает его из наказания.

Отмечается также как положительная некоторая тенденция применения судами норм международного права, постановлений ЕСПЧ и Конституционного Суда России, благодаря чему принимается решение не выдворять заявителей при наличии семьи, состоящей из граждан России. Однако по-прежнему, суды принимают во внимание семейные отношения, только если это дети, родители или супруги. Наличие других близких родственников - братьев, сестер, бабушек и дедушек - граждан РФ - не порождает, по мнению судов, права на единство семьи. Также не учитываются гражданские и религиозные браки с российскими гражданами.

Как положительное изменение можно отметить то, что согласно нововведенному Кодексу административного судопроизводства (КАС РФ) суды стали устанавливать конкретные сроки содержания под стражей до исполнения депортации, а в некоторых случаях по аналогии и для административного выдворения. До настоящего времени эти сроки ограничивались двумя годами содержания под стражей. Это положение привело к тому, что несколько граждан Сирии, не выдержав неволи, согласились вернуться на родину, где их жизни грозила опасность.

Сирийские беженцы.

Надо отметить, что по информации ФМС в России в 2015 году находилось около 12 тыс. граждан Сирии. Из них около 2 тыс. проживают в нашей стране постоянно, остальные либо приехали в связи с начавшимися там военными действиями, либо въехали в РФ до вооруженного конфликта, однако не смогли выехать в связи с опасностью возвращения в Сирию, т.е. превратились в «беженцев на месте».

Однако получить убежище сирийцам не удается. Это привело к попытке повального выезда из России. Такая возможность была обнаружена беженцами в 2015 году на северных границах России с Норвегией и Финляндией.

Массовое бегство из России в Норвегию началось с августа этого года. Границу пересекало в день до 200 человек, среди них были граждане разных стран: Афганистана, Йемена, стран Африки, но подавляющее большинство составляли граждане Сирии.

Всего в маленькую страну с численностью населения в 5 миллионов человек за короткий срок из России прибыло более 5 тысяч человек.

Власти Норвегии были к этому не готовы, и нагрузку сначала взяло на себя местное население пограничного города Киркенес: помогали продуктами, одеждой, транспортом. В работу включился Норвежский красный крест, специально для помощи беженцам был разработан проект «Друг», получивший финансирование от МККК. Уже в октябре власти заключили договор с коммерческой организацией для устройства в Киркенесе лагеря. Другая - Норвежская организация по защите прав лиц, ищущих убежища консультирует беженцев в лагере по правовым и прочим вопросам. У организации договор с государством, они опрашивают беженцев, с каждым говорят индивидуально на его родном языке. Многие афганцы более десяти лет жили в России. Некоторым из них было предоставлено временное убежище. Беженцы рассказывали в лагере, что получили его за деньги, но их не хватило на всех членов семьи, поэтому они решили уехать из России.

Несмотря на превосходную и стремительную организацию приема беженцев из России, власти Норвегии вовсе не в восторге от того, что им приходилось принимать на себя бремя предоставления убежища вместо Российской Федерации. Поэтому к концу 2015 года в нормативные акты были внесены изменения.

По новым инструкциям прибывших в Норвегию из России беженцев начинают интервьюировать прямо на границе. На основании первого интервью решение принимается в Осло. Тех, кто имеет право легально находиться в России, будут возвращать в Россию. Граждан стран, в которых не идут военные действия, намерены отправлять на родину. Это относится к гражданам Индии, Пакистана, Бангладеш и жителей мирных районов Афганистана.

Остальных примет лагерь, где они проведут некоторое время, а потом отправятся в другие города и поселки Норвегии.

После этих новаций поток беженцев переориентировался на Финляндию. Однако туда удалось проникнуть не более чем 500 человек, после чего через границу перестали пропускать людей, не имеющих визы.

Норвежские власти провели с Российским МИДом переговоры о возвращении беженцев, имеющих право на пребывание в России. Процесс возвращения, казалось бы, начался, но продолжался недолго. Россия взяла паузу.

Надо отметить, что в число возвращенных попали несколько беженцев, чье право находиться в России закончилось через несколько дней после возвращения. Этим беженцам сотрудники норвежской миграционной службы разрешили возвратиться в Норвегию. Произошло это во время посещения России норвежскими сотрудниками аналитического отдела. Они, как обычно, встретились с российскими правозащитниками и выслушали их оценку происходящего, познакомились с несколькими конкретными случаями и согласились возвратить беженцев назад, если в их делах имели место нарушения.

Практически в каждом СУВСИГе находится под стражей несколько граждан Сирии, приговоренных судом к административному выдворению. При этом позиция ФМС о недопустимости высылки сирийцев на родину остается неизменной и еще более определенной со времени начала российской военной операции в Сирии. Сирийцы в СУВСИГах стараются получить доступ к обращению за убежищем, но в нем им отказывают. Создается впечатление, что органы ФМС на местах не осведомлены о позиции федерального центра. Трудно определенно сказать, является ли это намеренной небрежностью или дефектом управления. Сами сирийцы, их адвокаты, если они у них есть, а также члены общественных организаций, помогающих беженцам, находятся в постоянном волнении, ожидая возможной высылки граждан Сирии на родину, где их подстерегает смертельная опасность.

Остановить исполнение решений о выдворении удается только после обращения в Европейский суд по правам человек (ЕСПЧ) и применения им правила 39 Регламента суда о превентивных мерах по обеспечению невысылки до окончательного решения.

Единственное постановление по полной жалобе Европейский суд вынес постановление 15 октября 2015 года по делу трех граждан Сирии, содержавшихся в СУВСИГе Калужской области. Правило 39 было применено Судом по этому делу еще в мае 2014 г.

Выдержки из решения суда приводятся в Приложении ниже. Дело в ЕСПЧ вела адвокат Сети «Миграция и право» Правозащитного центра «Мемориал» Наталья Голованчук. (См. Приложение).

Отметим, что Россия представляет собой грустное исключение: ни одна страна в мире в последние годы не принимала решений о высылке или выдаче граждан Сирии.

Украинские беженцы.

Охлаждение энтузиазма государства в помощи украинским беженцам, начавшееся еще в 2014 г., стало явным и сказалось в конкретных негативных факторах.

В первую очередь в течение года отмечались отказы в массовом порядке в предоставлении и продлении временного убежища. В некоторых случаях заявителей попросту не пускали в здание отдела миграционной службы, ответственной за рассмотрение обращений.
Также заявления на временное убежище и ходатайства на статус беженца у лиц, ищущих убежища не принимались, если они не имели близких родственников в регионах, в которые прибыли. Подобные отказы обжаловались адвокатами Сети «Миграция и Право» в ФМС России и в суд, а иногда и в Аппарат Уполномоченного по правам человека. Жалобы приводили к единичным положительным результатам.
Постановлением № 690 от 22 июля 2014 г. для граждан Украины были введены, так называемые «нулевой квоты» в Москве, Московской области, Санкт-Петербурге, Ростовской области, Крыму и Севастополе.

Ссылаясь на это постановление, территориальные органы миграционной службы указанных субъектов Российской Федерации незаконно отказывают в приеме и регистрации ходатайств на статус беженца и заявлений на временное убежище лицам, пребывающим из Украины в поисках убежища, а также отказываются выносить окончательное решение уже по ранее принятым заявлениям. При этом гражданам, обратившимся за предоставлением убежища, сообщают о необходимости выезда в другие регионы Российской Федерации, где квота распределения больше, но отказы в предоставлении статуса на руки не выдаются, что затрудняет процедуру их обжалования.

В редких случаях адвокатам и сотрудникам НПО всё же удавалось добиться включения в процедуру на убежище некоторых граждан Украины на основании Закона «О беженцах» и Конвенции ООН «О статусе беженца», однако эти случаи были единичными, и успех достигался путем личных переговоров с сотрудниками ФМС России и УФМС субъектов РФ. При этом из ФМС России по запросам Комитета «Гражданское содействие» приходили ответы, противоречащие друг другу. В одних ответах руководство ФМС соглашалось с позицией о недопустимости противоречия правительственных нормативных документов Закону и Конвенции, и сообщало о сделанном сотрудникам на местах указании соблюдать законодательные нормы, требующие, чтобы иностранный гражданин обратился за убежищем в месте прибытия. В других – напротив – руководство ФМС поддерживало положение о «нулевых квотах».




Если сравнивать с началом массового исхода украинских беженцев из «горячих точек», когда власти РФ оказывали всяческую поддержку прибывшим с востока страны, создав льготный режим выдачи необходимых для легализации документов, с конца 2014 года и в течение 2015 года наблюдалось заметное охлаждение интереса к проблемам, с которыми неизбежно столкнулись прибывшие. Проблемы стали системными и приобрели массовый характер. Из основных следует отметить следующие:

- Увеличение бюрократии при приеме документов в территориальных пунктах ФМС. В частности, многие беженцы жалуются на истребование дополнительных документов с Украины, документов, подтверждающих владение русским языком, огромные очереди на приеме и, как следствие, несоблюдение сроков приема граждан. Данные проблемы характерны и для рассмотрения обращений в рамках программ «Соотечественники» и «Носители русского языка». Например, в Брянске по программе «Носители русского языка» гражданство смог получить за всё время действия программы лишь 1 человек;

- Отсутствие решения вопроса регистрации прибывших с Украины граждан. Согласно требованиям УФМС для регистрации беженцам необходимо иметь родственников, у которых они смогут прописаться. Прописать у себя людей решаются немногие, так как, по словам обратившихся, люди опасаются введенной в 2014 г. уголовной ответственности за фиктивную регистрацию иностранных граждан. Данная проблема ведет за собой несколько следующих:

- Отсутствие регистрации не дает людям возможность трудоустроиться официально и, как следствие, получить льготные условия легализации на территории РФ через программу «Соотечественники». Не могут трудоустроиться люди с высшим и средним специальным образованием, зачастую работа находится только в качестве подсобных рабочих;

- Отсутствие регистрации не дает людям право получить полис ОМС и, соответственно, встать на учет в поликлинику;

- Проволочки в легализации беженцев не дают возможности получать материальную помощь, пенсию по старости, инвалидности, потери кормильца, пособия для детей.

Во многих случаях на помощь приходят НКО, в частности, «Гражданское содействие» оказало материальную поддержку беженцам на общую сумму 4,5 миллиона рублей за счет специального проекта помощи беженцам из Украины и частных пожертвований. Около 1000 человек получили помощь медикаментами по проекту, поддерживаемому организацией «Врачи без границ». Помощь оказывалась не только людям, непосредственно обратившимся в приемную «Гражданского содействия», но и высылалась в другие регионы по запросу сотрудников НПО, работающих с украинскими беженцами. Однако этого явно недостаточно.

- Не решаются жилищные проблемы. Пункты временного размещения (ПВР) закрываются, и люди вынуждены искать жилье самостоятельно, что удается немногим ввиду отсутствия постоянного заработка и необходимых документов. На конец 2015 г. все ПВР, где размещались беженцы из Украины прекратили своё существование. В некоторых из них украинцы живут на платной основе, по договорённости с хозяевами помещений.

В настоящее время во всех регионах отмечается спад обращений украинских беженцев. Это объясняется тем, что люди пытаются вернуться и наладить жизнь на родине по завершении активной фазы военных действий, так и тем, что они не находят никакой поддержки от властей РФ.

У многих беженцев подавленное настроение, продиктованное разочарованием нежеланием властей РФ оказать им обещанную помощь.

В то же время неправительственные организации не могут полноценно компенсировать необходимое внимание государства к проблемам беженцев из Украины. Отмечается также резкое охлаждение граждан России к беженцам из восточной Украины: их требования представляются завышенными, их менталитет недостаточно близким к российскому. Не последнюю роль сыграл и экономический кризис, отрицательно сказавшийся на материальном положении самих россиян.

Тем не менее, число находящихся в России беженцев из восточной Украины еще велико и достигает по экспертным данным 500 тысяч человек.

Кроме того, на территории России по-прежнему живут и работают граждане Украины из других регионов. В 2014 году миграционный прирост граждан Украины составил около 1700 человек, что почти в 4 раза больше, чем в предыдущие годы. Эта тенденция сохранялась в 2015 году, в 2015 года миграционный прирост граждан Украины превысил 2000 человек.

Ситуация с закрытием пунктов временного размещения стала в конце 2015 г. для беженцев из Украины огромной проблемой. Ликвидация проводилась на основании Постановления Правительства РФ от 31 октября 2015 года № 1177, которым предполагалось постепенное прекращение финансирование и закрытие ПВР. При этом постановление устанавливало срок временного пребывания в ПВР для граждан Украины не более 30 суток, а для жителей Луганской и Донецкой областей не более 60 суток, без права повторного размещения.

Уже с декабря 2014 г. лагеря, созданные на границе начали сворачиваться. В конце 2015 года стали срочно освобождаться ПВРы, владельцы помещений перестали получать финансирование. При этом многим прибывшим из восточной Украины, некуда возвращаться. Беженцы на своей родине лишились жилья, у них зачастую нет денег, не все смогли найти работу. Следует также учитывать, что большую часть размешенных в ПВР лиц составляли социально незащищенные люди – матери-одиночки, пожилые люди, инвалиды. На конец 2015 г. отмечалось не просто сокращение, а закрытие пунктов временного размещения. При том что по официальным данным ФМС России было создано около 350 пунктов, и в них находилось около 16 тысяч человек, в числе которых примерно 6 тысяч – это дети до 18 лет. По официальной информации все люди нашли себе жилье, или выехали самостоятельно, по неофициальной – людей часто просто оставляют на улице.

По данным ФМС более полумиллиона граждан Украины обосновалось в частном секторе, но и там владельцы проявляют нетерпение, требуя освобождения помещений. Беженцам трудно найти работу, у них нет возможности аккуратно оплачивать аренду. Как работники украинские беженцы не так покладисты, как жители Центральной Азии, они более решительно требуют оплаты своего труда, отказываются работать за гроши и не готовы к тяжелым сельскохозяйственным работам.

Проблема выезда из России для иностранных граждан, не имеющих законного правового статуса на территории РФ.
По этой чрезвычайно остро стоящей проблеме в НПО обращается множество заявителей.
Она касается как лиц, долгие годы нелегально проживавших в России, так и тех, кто незначительно, на одни или двое суток, превысил срок действия визы или иной формы разрешения.
В частности, в таком положении оказываются десятки лиц, незаконно находившихся в России в результате многочисленных неудачных попыток получить статус беженца. В случае их переселения в третью безопасную страну, которая предоставляет им убежище, Пограничная служба РФ не разрешает им пересечь границу, несмотря на действующую визу принимающего государства.

Другая, еще более массовая, группа – иностранные граждане, прибывшие в Россию по визе учиться или работать еще в советское время. Из года в год они обновляли свои национальные документы в посольстве и виза им продлевалась. Многие из них обзавелись в России семьей, их гражданские или официально зарегистрированные супруги и дети нуждаются в них. Однако изменившаяся политическая ситуация в России и в мире привела к тому, что их паспорта утратили силу и не могут быть выданы или продлены в посольстве. Возвращение на родину за получением нового паспорта стало опасным, а, когда опасность миновала, выехать оказалось уже невозможно, поскольку законное пребывание на территории России уже было утрачено.
К тем, кто задержался в России на несколько дней из-за утраты документов, по болезни или небрежности, применяется тот же подход: просто покинуть территорию России, даже уплатив штраф, они не могут.
Часть 2 статьи 27 Конституции РФ гласит: Каждый может свободно выезжать за пределы Российской Федерации. Гражданин Российской Федерации имеет право беспрепятственно возвращаться в Российскую Федерацию. Таким образом, существующее положение противоречит Конституции РФ.
Для выезда с территории РФ иностранного гражданина, незаконно находящегося в России, есть два механизма.
Первый состоит в получении, так называемой, транзитной визы, которая выдается на короткий срок и дает возможность беспрепятственно покинуть Россию. Фактически, это выездная виза, ее дают органы ФМС субъектов РФ. Но, согласно нашему опыту, они это делают исключительно по поручению руководства ФМС России. Поэтому в каждом случае нам приходится обращаться в ФМС, используя наше многолетнее сотрудничество. Однако с каждым годом нам удается это все реже.
Второй и наиболее часто используемый механизм, на наш взгляд, нелеп, кроме того, его реализация требует много времени и сил. Намеренный покинуть Россию иностранный гражданин вынужден добиваться получения судебного постановления о своем административном наказании.
Нам постоянно приходится слышать о том, что сотрудники миграционных органов предлагают иностранным гражданам самим обратиться в суд за получением такого постановления. Очевидно, что это невозможно: суд не может рассматривать дело о правонарушении по инициативе самого нарушителя. Поэтому иностранному гражданину приходится обращаться в миграционный орган с «явкой с повинной». Там ему назначают время для составления протокола о нарушении, потом его везут в суд, где судья должен рассмотреть заявление о нарушении ст. 18.8 КоАП. Суд принимает постановление о наказании нарушителя штрафом с выдворением или без него. Такое постановление суда служит основанием для того, чтобы иностранный гражданин получил, наконец, право покинуть территорию России.
Иностранные граждане, приехавшие в Россию в гости или с туристической целью, застревают на нашей территории на долгое время – месяц и более. Они жалуются нам на то, что у них возникают проблемы на работе, отсутствуют средства на питание, жилье и лечение.
Надо учитывать, что административное выдворение автоматически влечет за собой запрет на въезд на территорию РФ минимум на пять лет. Для людей, у которых в России остается семья, это очень жестокое наказание, от которого страдают их супруги и дети.
Кроме того, согласно части 3 ст. 18.8 КоАП выдворение не имеет альтернативы, если нарушение совершено в Москве или Санкт-Петербурге либо в Московской или Ленинградской области. Такое положение недопустимо само по себе, поскольку нарушает конституционный принцип равенства перед законом.
По этой причине многие иностранные граждане предпочитают продолжать незаконно проживать на территории России, не решаясь начинать процедуру легализации.
В каждом случае обращений к юристам Сети «Миграция и Право» по описанной проблеме, будь то задержавшиеся гости, деловые партнеры, или давно утратившие легальный статус супруги наших граждан, приходится употреблять огромные усилия для того, чтобы найти наименее травмирующий способ ее решения. Огромную дополнительную нагрузку несут также миграционные и судебные органы.

По нашему твердому убеждению, создавшаяся ситуация имеет негативные последствия не только для нарушителей и их близких. Она приводит к возникновению коррупционных схем: получение транзитных виз, ускорение процессов выдворения и облегчение наказания за «вознаграждение». Также за плату иностранные граждане договариваются о явке с повинной в управлениях ФМС, не указанных в части 3 ст. 18.8 КоАП субъектов РФ. Таким образом, они избегают решения о выдворении.
Нам представляется, что решением проблемы было бы простое взимание штрафа с иностранных граждан, решивших добровольно покинуть территорию РФ. Процедура может занимать не более суток: сотрудник миграционного органа составляет протокол о нарушении, выписывает квитанцию на оплату штрафа и после оплаты штрафа выдает нарушителю транзитную визу на несколько дней.

Ухудшение положения вынужденных переселенцев.

В заключение хотелось бы отметить еще одну проблему, касающуюся уже российских граждан, тем не менее, находящихся в положении близком к положению беженцев. Речь идет о вынужденных переселенцах, главным образом, из Чеченской Республики и Пригородного района РСО-Алании. Комитет «Гражданское содействие» получает он них десятки писем, подписанных сотнями людей. Их основная проблема отсутствие государственной помощи в жилищном обеспечении.

Министерство национальной политики Республики Ингушетии произвольно исключает граждан из списков учета вынужденных переселенцев, нуждающихся в жилье, ссылаясь на УФМС. Вследствие этого люди не могут реализовать свое право на получение государственной поддержки в жилищном обустройстве.

Надо отметить, что ранее суды Ингушетии выносили положительные решения по компенсациям, ссудам и материнскому капиталу, следуя букве закона. Однако с недавнего времени ситуация изменилась в корне: если суды первой инстанции положительно решают вопрос продления статуса вынужденного переселенца и восстановления в сводном списке на получение жилья, то, как отмечают ингушские адвокаты, Верховный суд Республики Ингушетии отменяет все положительные решения нижестоящих судов.

Намеренное затягивание процесса продления статуса вынужденного переселенца и восстановления в сводном списке на получение жилья лишает людей надежды на жилищное обустройство и получение собственного жилья взамен утраченного.

Периодически местные власти предпринимают шаги к выселению людей, проживающих в поселениях вынужденных переселенцев, требуя освободить занимаемые помещения, с обещанием, в случае отказа, отключить свет, газ и воду и подать иск в суд на выселение. Как альтернативу людям предлагают обращение в УФМС за предоставлением другого временного жилья.

Многие из жителей РСО-Алания до сих пор не могут возвратиться в места прежнего проживания в силу препятствий со стороны властей, несмотря на многочисленные решения национальных судов в пользу заявителей и возложении обязанности на власти РСО-Алания вернуть их в места прежнего проживания и оказать государственную поддержку в жилищном обустройстве.

Вынужденные переселенцы обращаются в ЕСПЧ, жалуясь на неисполнение решений национальных судов об оказании государственной поддержки в жилищном обустройстве и невозможность вернуться в места прежнего проживания.

В частности по делу «Куштов против РФ» ЕСПЧ вынес решение, которым обязал Российскую Федерацию как высокую договаривающуюся сторону оказать государственную поддержку за разрушенное жилье и устранить препятствия возвращения заявителя в места прежнего проживания. Однако на протяжении многих лет решение Европейского суда по правам человека не исполнено и М. А Куштов. не может вернуться к месту постоянного проживания и реализовать свое право на государственную поддержку.

Конец 2015 года принес вынужденным переселенцам новые огорчения.

Они крайне обеспокоены последними изменениями Закона "О вынужденных переселенцах". В силу этих изменений все вынужденные переселенцы, получившие любую поддержку, направленную на улучшение жилищных условий, утрачивают свой статус.

Известно, что инфляция уже не раз превращала выделяемые вынужденным переселенцам суммы в недостаточные для приобретения или строительство жилья. Так, например, компенсация за утраченное в Чеченской Республике жилье составляет те же 120 тысяч рублей на семью, которые были определены в апреле 1997 года. Поэтому различные государственные органы неоднократно принимали решения о незаконности снятия с учета тех вынужденных переселенцев, помощь которым в жилищном обустройстве была оказана в недостаточном размере. Так, в частности, 24 апреля 2002 года Верховный Суд РФ признал незаконным и недействующим положение Постановления Правительства от 30 апреля 1997 г. №510, согласно которому получившие компенсацию внутриперемещенные лица снимались с учета нуждающихся в улучшении жилищных условий. Кроме того, были даны соответствующие поручения президента Д.А. Медведева от 20 сентября 2010 г. № Пр-2736 и уполномоченного представителя президента в СКФО А.Г. Хлопонина от 3 мая 2011 г. № АХ-П16-2838. Предполагалось завершить обеспечение жильем вынужденных переселенцев и внутриперемещенных лиц в 2015 году. Поручения выполнены не были.

В то же время 30 декабря 2015 года в статью 5 Закона РФ "О вынужденных переселенцах" были внесены изменения, из которых следует, что получение любой государственной поддержки жилищного обустройства вынужденного переселенца влечет за собой отказ в продлении его статуса.

Что может сделать неправительственная организация для этих людей? Только обратиться в разные инстанции с просьбой способствовать исполнению государством взятых обязательств перед своими гражданами. Однако у нас нет надежды, что мы получим ответ о сроках их исполнения. Диалог с государством продолжается, но остается безответным.

Приложение.

15 октября 2015 г. Европейский суд по правам человека по делу «Л.М. и другие против России» вынесло постановление на основании трех жалоб поданных в Суд в отношении Российской Федерации в соответствии со Статьей 34 Конвенции о защите прав человека и основных свобод («Конвенции») палестинцем без гражданства из Сирии, Л.М. и двумя гражданами Сирии, A.A. и M.A. (истцы) 29 и 30 мая 2014 г. соответственно.
Истцы утверждали, в частности, что их возвращение в Сирию приведет к нарушению их прав, гарантируемых статьями 2 и 3 Конвенции, и что их содержание под стражей в России нарушало статьи 3 и 5 Конвенции.
30 мая 2014 г. Исполняющий обязанности Председателя Первой секции принял решение указать правительству РФ (на основании правила 39 Регламента Суда), что истцы не должны высылать в Сирию на протяжении ведения разбирательств в Суде.
30 мая 2014 г. 25 марта 2015 г. об этих жалобах было сообщено Правительству.

Обстоятельства дела

Истцы являются гражданами Сирии или постоянно проживали в Сирии. На момент подачи жалоб они содержались в ОСУСВИГ Малоярославца, Калужская область местного управления ФМС.
Истец Л.М. родился в 1988 г. (жил г. Дамаск). Он приехал в Россию 9 февраля 2013 г. и был задержан 14 апреля 2014 г. Этот человек - палестинец без гражданства, он постоянно проживал в Сирии. В момент задержания у него не было действительного документа, удостоверяющего личность, выданного каким-либо государством. Его личность была установлена сотрудником ФМС в России в 2014 г.
Истец А.А родился в 1987 г. (Алеппо). Он приехал в Россию 21 апреля 2013 г и был задержан 15 апреля 2014 г.
Истец М.А родился в 1994 г. (Алеппо). Он приехал в Россию 21 апреля 2013 г. и был задержан 15 апреля 2014 г.
14 и 15 апреля 2014 г. истцы были задержаны полицией и сотрудниками ФМС на фабрике по пошиву одежды в Малоярославце.
15 и 16 апреля 2014 г. Районный суд г. Малоярославца («Районный суд») рассмотрел административные дела истцов, признал их виновными в совершении административных правонарушений (нарушении иммиграционных правил и работе без получения соответствующего разрешения) и постановил, что они должны заплатить штраф в размере от 2 000 до 3,000 российских рублей и должны быть высланы в Сирию в соответствии с порядком, предусмотренным статьей 3.10 § 1 КоАП РФ.
Помимо этого, истцы заявили в суде, что в случае возвращения в Сирию их жизнь подвергнется опасности; они ссылались на информацию о существующем масштабном военном конфликте в этой стране. Суд счел, что эти заявления носят общий характер и не подтверждаются соответствующими доказательствами. Истцы также ссылались на отсутствие работы в Сирии и на тот, что в России они смогли найти нелегальную работу. После этого Областной суд рассмотрел экономические мотивы их приезда и незаконного пребывания. Суд постановил, что в ожидании высылки они должны содержаться в центре для содержания под стражей.

Разбирательства, связанные с предоставлением статуса беженца и убежища в России

Из документов, представленных Правительством заявления на ВУ и ходатайства на статус беженца были отклонены.

ПРЕДПОЛАГАЕМОЕ НАРУШЕНИЕ СТАТЕЙ 2, 3 И 13 КОНВЕНЦИИ В СВЯЗИ С РАСПОРЯЖЕНИЕМ О ВЫСЫЛКЕ ИСТЦОВ В СИРИЮ

Истцы заявили, что их высылка в Сирию, если она будет осуществлена, приведет к нарушению их права на жизнь и запрета пыток, бесчеловечного и унижающего достоинство обращения, предусмотренных в статьях 2 и 3 Конвенции. Они также заявили, что они не располагают эффективными внутрироссийскими средствами судебной защиты в отношении этих нарушений в нарушение статьи 13. Эти статьи в соответствующей части гласят:


Статья 2

«1. Право каждого лица на жизнь охраняется законом. ...»

Статья 3

«Никто не должен подвергаться ни пыткам, ни бесчеловечному или унижающему достоинство обращению или наказанию».

Статья 13

«Каждый, чьи права и свободы, признанные в настоящей Конвенции, нарушены, имеет право на эффективное средство правовой защиты в государственном органе, даже если это нарушение было совершено лицами, действовавшими в официальном качестве».


IV. ПРЕДПОЛАГАЕМОЕ НАРУШЕНИЕ СТАТЬИ 5 КОНВЕНЦИИ

1. Истцы пожаловались на нарушение пунктов 5 § 1 (f) и 5 § 4. Статья 5 Конвенции в соответствующей части гласит:

«1. Каждый имеет право на свободу и личную неприкосновенность. Никто не может быть лишен свободы иначе как в следующих случаях и в порядке, установленном законом:

...f) законное задержание или заключение под стражу лица с целью предотвращения его незаконного въезда в страну или лица, против которого предпринимаются меры по его высылке или выдаче.

...

4. Каждый, кто лишен свободы в результате ареста или заключения под стражу, имеет право на безотлагательное рассмотрение судом правомерности его заключения под стражу и на освобождение, если его заключение под стражу признано судом незаконным….»

2. Учитывая высказанные выше соображения, Суд приходит к выводу о том, что имело место нарушение пункта 5 § 1 (f) Конвенции.

V. ПРЕДПОЛАГАЕМОЕ НАРУШЕНИЕ СТАТЬИ 34 КОНВЕНЦИИ

3. Истцы также пожаловались на основании статьи 34 Конвенции на то, что ограничения на общение с их представителями препятствовали их возможности результативно обмениваться информацией с Судом. Они также указали на отсутствие переводческих услуг, что дополнительно затрудняли их эффективное участие в разбирательствах в Суде. Статья 34 Конвенции в соответствующей части гласит:

«Суд может принимать жалобы от любого физического лица…, которое утверждает, что явилось жертвой нарушения одной из Высоких Договаривающихся Сторон их прав, признанных в настоящей Конвенции или в Протоколах к ней. Высокие Договаривающиеся Стороны обязуются никоим образом не препятствовать эффективному осуществлению этого права».

4. Учитывая вышесказанное, Суд считает, что ограничения, которые налагались на общение истцов с их представителями, являлись препятствием для осуществления их права на подачу индивидуальной жалобы, что противоречит обязательствам Государства-ответчика, предусмотренным в статье 34 Конвенции. Таким образом, Суд приходит к выводу, что Государство-ответчик не выполнило свои обязательства, предусмотренные в этой статьей.

VI. ПРИМЕНЕНИЕ СТАТЕЙ 46 И 41 КОНВЕНЦИИ



A. Статья 46 Конвенции

5. Соответствующие части статьи 46 Конвенции гласят:

«1. Высокие Договаривающиеся Стороны обязуются исполнять окончательные постановления Суда по делам, в которых они являются сторонами.

2. Окончательное постановление Суда направляется Комитету министров, который осуществляет надзор за его исполнением».

6. Учитывая конкретные обстоятельства этого дела и насущную необходимость положить конец нарушению Конвенции, которое он обнаружил, Суд считает необходимым обязать Государство-ответчик обеспечить незамедлительное освобождение истцов Л.M. и M.A. из-под стражи.

B. Статья 41 Конвенции

7. Статья 41 Конвенции гласит:

«Если Суд объявляет, что имело место нарушение Конвенции или Протоколов к ней, а внутреннее право Высокой Договаривающейся Стороны допускает возможность лишь частичного устранения последствий этого нарушения, Суд, в случае необходимости, присуждает справедливую компенсацию потерпевшей стороне».

Таким образом, в качестве компенсации неденежного ущерба Суд присуждает каждому истцу 9 000 евро.

VII. ПРАВИЛО 39 РЕГЛАМЕНТА СУДА

8. Суд отмечает, что в соответствии со Статьей 44 § 2 Конвенции это постановление не вступит в законную силу до тех пор, пока (a) стороны не объявят, что они не будут требовать, чтобы это дело было передано на рассмотрение Большой палате; (b) не истечет три месяца со дня принятия этого постановления, если не будет предъявлено требование передать это дело на рассмотрение в Большую палату; (c) Коллегия арбитров Большой палаты не отклонит запрос о передаче ей дела в соответствии со Статьей 43 Конвенции.

9. Суд отмечает, что формально истцы продолжают подлежать административному выдворению на основании постановлений российских судов, вступивших в законную силу. Учитывая вывод о том, что их высылка в Сирию приведет к нарушению статей 2 и 3, Суд считает, что указание, данное Правительству на основании Правила 39 Регламента Суда (см. пункт 4 этого постановления), должно оставаться в силу до тех пор, пока это постановления не вступит в силу, или впредь до дальнейшего уведомления.



В СВЯЗИ С ЭТИМ СУД ЕДИНОГЛАСНО

1. Принимает решение объединить жалобы;

2. Объявляет жалобы на основании статей 2 и 3 относительно высылки истцов и на основании статей 5 и 13 приемлемыми для рассмотрения по существу, а остальную часть жалоб неприемлемой для рассмотрения по существу;

3. Постановляет, что насильственное возвращение истцов в Сирию приведет к нарушению статей 2 и (или) 3 Конвенции;

4. Постановляет, что необходимость в рассмотрении жалобы, подаваемой на основании статьи 13, совместно со статьями 2 и (или) 3 Конвенции отсутствует;

5. Постановляет, что имело место нарушение пункта 5 § 4 Конвенции;

6. Постановляет, что имело место нарушение пункта 5 § 1 (f) Конвенции;

7. Постановляет, что Государство-ответчик не выполнило свои обязательства, предусмотренные статьей 34 Конвенции;

8. Постановляет, что Государство-ответчик должно обеспечить незамедлительное освобождение истцов Л.M. и M.A.;

9. Постановляет,
(a) что государство-ответчик должно выплатить истцам в течение трех месяцев с того дня, когда это постановление вступает в силу в соответствии со Статьей 44 § 2 Конвенции, указанные ниже суммы, которые должны быть конвертированы в российские рубли по курсу обмена на день выплаты:
(i) 9 000 (девять тысяч) евро плюс все налоги, которыми может облагаться эта сумма, в качестве компенсации нематериального ущерба;
Принимает решение предписать Правительству на основании Правила 39 Регламента Суда, что в интересах надлежащего ведения разбирательств желательно не высылать истцов до того времени, пока это постановление не вступит в законную силу или впредь до дальнейшего извещения.