Назад... На Главную

О положении в России жителей Чечни, вынужденно покинувших ее территорию


Доклад по материалам юристов Сети «Миграция и Право».
09.05.2002
Автор(ы): Ганнушкина Светлана Алексеевна (председатель РОБО "Гражданское содействие", руководитель программы "Миграция и право", член совета Правозащитного Центра "Мемориал", член Оргкомитета "Гражданского Форума". )

Текст
English
German
ПРАВОЗАЩИТНЫЙ ЦЕНТР «МЕМОРИАЛ»
Сеть «Миграция и Право»

С.А. Ганнушкина




О положении в России жителей Чечни, вынужденно покинувших ее территорию




Москва
2002

Осуществляется на средства Управления Верховного комиссара ООН

по делам беженцев, Фонда Форда, Фонда Мотта.




Доклад по материалам юристов Сети «Миграция и Право».

Составители приложений:
И.Золотаревская,
М. Львова,
А. Барахоев



Содержание

Введение …………………………………………………….

I. Положение жителей Чечни, вынужденно перемещенных на территории России, в контексте "Руководящих принципов по вопросу о перемещении лиц внутри страны".
III. Трудоустройство, медицинское обеспечение, образование, социальные пособия.
- Право на труд
- Медицинское обслуживание
- Образование
- Пенсионное обеспечение
- Имущественные права

IV.Дискриминация.
- Фальсификация уголовных дел
- Задержания, обыски, незаконные требования
- Дискриминация в СМИV. Положение ВПЛ в Центрах временного размещения и в лагерях Ингушетии.- Гуманитарная помощь.
- Образование.
- Газ .Вода. Электричество.
- Медицина.
VI. О принуждении жителей к возвращению в Чечню.Приложение 1. Список юридических пунктов Сети «Миграция и Право»,
Комитет «Гражданское содействие»
Приложение 2. Ответ Министерства по делам федерации, национальной
и миграционной политики депутату Государственной Думы В.В.Игрунову
Приложение 3. Объяснение помощника депутата Государственной Думы
Усама Байсаева по поводу его задержания в г. Москве
Приложение 4. «Зачистка» в селе Алхан-Кала 11–15 апреля 2002 года.
Справка Правозащитного центра «Мемориал»
Приложение 5. Постановление Правительства Чеченской Республики
от 30.05.01 г. № 22 «О пребывании международных неправительственных
организаций и их представителей на территории Чеченской Республики».
Экспертное заключение М.Петросян о Постановлении № 22
Приложение 6. «Суд да дело». Статья С. Ганнушкиной о признании
противоречащими закону правил регистрации в Московском регионе
Приложение 7. Рассказ Натальи Эстимировой о том, как она получала
регистрацию в г. Екатеринбурге
Приложение 7а. Отказ в снятии с регистрационного учета в Чечне А.Ю.Ионовой
Приложение 8. Переписка депутата Государственной Думы В.В.Игрунова
по поводу механизма получения заграничных паспортов жителями Чечни
на территории Кабардино-Балкарии. Письмо писателя Т.Чагаевой
Приложение 9. Переписка депутата Государственной Думы В.В.Игрунова
по поводу документирования жителей Чечни, временно находящихся
в других регионах России
Приложение 10. Письмо А.З.Эрзанукаева о невозможности получить
паспорт гражданина РФ
Приложение 11. Письмо Московского комитета образования от 12.10.2001 г.
№2-13-15/20 «О порядке приёма детей в образовательные учреждения»
Приложение 12. Список детей, не допущенных к занятиям в школе № 8
г. Нальчика 3 сентября 2001 г.
Приложение 13. Дело Хамидовых. Справка М.Петросян
Приложение 14. Дело Хамзаева. Статья С.Ганнушкиной
Приложение 15. Письмо М.А.Батырова в ПЦ «Мемориал»
Приложение 16. Открытое письмо чеченских семей из ЦВР Оренбургской области
Приложение 17. Свидетельство ПЦ «Мемориал» и Комитета
«Гражданское содействие» о положении жителей Чечни в России





+Введение
-I. Положение жителей Чечни, вынужденно перемещенных на территории ...
России, в контексте "Руководящих принципов по вопросу о перемещении лиц внутри страны"
В последние несколько лет проблема перемещенных внутри страны лиц (IDP или по-русски ВПЛ) стала осознаваться мировым сообществом как одна из важнейших. Еще в 1992 году Генеральный секретарь ООН ввел должность Представителя по вопросу перемещенных лиц. Внимание к этой проблеме было вызвано в первую очередь распадом социалистических империй и образовавшихся на их территориях очагов вооруженных конфликтов. Превращение этого процесса в перманентный заставляет ООН и другие международные организации по сей день уделять этой проблеме все возрастающее внимание.
В основе подхода ООН к проблеме ВПЛ лежит тезис о первоочередной ответственности правительства страны, часть населения которой подверглось перемещению, за предоставление пострадавшим правовой защиты и социальной помощи. При этом распространенная прежде позиция, когда происходящее с жителями страны считалось исключительно или преимущественно ее внутренним делом, постепенно уступает осознанию общей ответственности мирового сообщества за страдающую или дискриминируемую часть населения планеты, в какой бы ее части это ни происходило.
Однако правительства стран, на территории которых происходят конфликты, как правило, противостоят эффективной защите, воспринимая ее как политическое вмешательство. В то же время, власти государств, оказывающих помощь, далеко не всегда готовы в достаточной мере разделить падающую на них финансовую нагрузку. Кроме того, мировое сообщество не имеет механизмов реального влияния на внутреннюю политику правительств по отношению к лицам, вынужденно перемещенным в их странах. Чувство ответственности у политиков часто оказывается заглушенным опасением испортить отношения с сильным соседом и партнером.
Справедливо объявляя государства ответственными за происходящее на их территории, нельзя забывать, что пренебрежение властей своими обязанностями по отношению к некоторой группе жителей оставляет ей надежды только на помощь окружающего мира, который не вправе называться цивилизованным, если не оправдывает этих надежд.

Противоречия, которые несет в себе проблема ВПЛ, показывают, насколько важно выработать общие подходы к вопросам оказания им помощи и защиты, и в том числе международной защиты. В 1998 году Представителем Генерального секретаря ООН г-ном Франсисом М. Денгом был составлен доклад "Руководящие принципы по вопросу о перемещении лиц внутри страны". Доклад был предложен в качестве руководства в отношении ВПЛ при выполнении мандата ООН, деятельности государств, любых органов власти, групп лиц и отдельных лиц в их отношениях с перемещенными внутри страны лицами; а также для межправительственных и неправительственных организаций. "Руководящие принципы" и различные их разработки - "Пособие по применению Руководящих принципов по вопросу о перемещении лиц внутри страны" Институт Брукингса, 1999 на сегодняшний день остаются единственным международным документом, на который можно опираться, анализируя положение ВПЛ в каждом конкретном случае.
В Руководящих принципах дается определение перемещенных внутри страны лиц. Это те, кого "заставили или вынудили бросить или покинуть свои дома или места обычного проживания, в частности в результате или во избежание последствий вооруженного конфликта, повсеместных проявлений насилия, нарушений прав человека, стихийных или вызванных деятельностью человека бедствий, и кто не пересекал международно-признанных государственных границ". Подобной правовой категории нет в российском законодательстве, что усложняет использование Руководящих принципов в России.
Вынужденные перемещения внутри страны в нашей практике различаются по причинам их порождающим. В случаях природных или техногенных катастроф правительство издает специальные постановления, относящиеся к каждому отдельному событию. Постановления часто носят весьма ограниченный характер и не выполняются в полной мере, однако предоставляют пострадавшим некоторую государственную поддержку.
Наиболее трудным оказывается положение жертв вооруженных конфликтов и военных действий. В случае, когда государство является одной из сторон конфликта, оно воспринимает ВПЛ как его виновников и отказывается оказывать им сколько-нибудь адекватную помощь. Наиболее близкая к ВПЛ категория лиц, содержащаяся в российском законодательстве, это вынужденные переселенцы. Однако в Законе РФ "О вынужденных переселенцах" в одно определение объединены российские граждане, вынужденно перемещающиеся в Россию из других стран, и перемещенные внутри страны лица. Первые фактически представляют собой репатриантов, закона о которых в России нет, в частности, по причине объективных сложностей, возникающих при попытке сформулировать концепцию такого закона. Закон "О вынужденных переселенцах" появился как вторичный по отношению к Закону РФ "О беженцах". В результате этого определяющие признаки вынужденного переселенца почти в точности повторяют определение беженца с той лишь разницей, что вынужденный переселенец - это гражданин России. Лицу, ходатайствующему о предоставлении ему статуса вынужденного переселенца, приходится доказывать, что в отношении его имела место дискриминация по национальному, конфессиональному, политическому или социальному признаку. В определении говорится также о массовых беспорядках. Однако являются ли они самостоятельным определяющим признаком, или одним из возможных результатов дискриминации, остается неясным из-за нечеткости формулировки.
Эта нечеткость привела к тому, что, в отличие от периода 1991-1996 года, т.е. до и во время первой войны в Чечне, статус вынужденного переселенца жертвам военных действий 1999-2001 годов практически не предоставляется. Власти стали читать определение вынужденного переселенца иначе, чем в 1996 году, когда “массовые беспорядки” служили основанием предоставления статуса вынужденного переселенца. Причина этого представляется простой: первая волна жителей Чечни состояла преимущественно из русских. К началу второй войны русские в большинстве уже выехали из Чечни, оттуда в массовом порядке бежали чеченцы, поскольку скрыться от бомб и беспредела военных стало уже невозможно. Есть прямые подтверждения того, что существует установка не предоставлять чеченцам статус вынужденного переселенца (см. Раздел II и Приложение 2).
Никакого иного закона, обязывающего государство оказывать ВПЛ адекватную поддержку, не существует. Однако Руководящие принципы отражают международные нормы в области прав человека и положения международного гуманитарного права, которые являются частью законодательства России. А это значит, что они должны соблюдаться, независимо от наличия или отсутствия понятия ВПЛ во внутреннем законодательстве.
К сожалению, российская практика далека от соблюдения принципов, сформулированных в докладе ООН.
Нашедшие себе приют в других субъектах РФ, поселившиеся у знакомых и родственников чеченцы не могут пользоваться равными с местным населением правами, как того требует Принцип 1. Их не регистрируют в органах внутренних дел, за что те же органы карают и незарегистрированных жильцов и их гостеприимных хозяев (см. Раздел II). Им отказывают в приеме на работу, в приеме детей в школы (см. Раздел III), в некоторых регионах - в полноценном медицинском обслуживании. Надо отметить, что в целом Министерство здравоохранения остается единственным государственным органом, который практически всегда откликается на обращения об оказании помощи ВПЛ, однако далеко не все нуждающиеся находят способ обратиться туда непосредственно.
Происходящее в Чечне является ярким нарушением Принципа 10, требующего от государства обеспечить защиту от убийств, бессудных казней, насильственных исчезновений, тайного содержания под стражей. Запрещаются не только сами действия такого рода, но и угрозы или подстрекательство к ним. Все перечисленное имеет в Чечне массовый характер. Выступления же многие политических деятелей и СМИ являются прямым подстрекательством к действиям подобного рода.
В нарушении Принципа 12 жители Чечни, не только на ее территории, но и в других регионах, подвергаются произвольным задержаниям и арестам (см. Раздел V и Приложение 3).
Принцип 13 запрещает принудительный призыв ВПЛ в любые вооруженные силы, а также практику наказания за уклонение от призыва. Этот принцип чрезвычайно важно было бы ввести в практику, поскольку насильственный призыв молодых жителей Чечни в армию носит безусловно провоцирующий характер.
Осенью 2001 года начался прием жителей ЧР на военную службу. Проводилась призывная компания юношей 1975-1983 годов рождения, в ряды вооруженных сил было призвано 525 жителей Чечни. В ответе на депутатский запрос заместитель председателя правительства ЧР ответил, что несмотря на «сложную общественно политическую ситуацию» жители ЧР «продемонстрировали высокую сознательность и патриотизм».
Общепризнанный Принцип 17 - воссоединения семьи в кратчайшие сроки, нарушается властями, когда они отказываются принять в Центры временного размещения (ЦВР) близких родственников тех немногих ВПЛ, кому удалось получить там место.
Постоянно нарушается Принцип 20, требующий обеспечения ВПЛ необходимыми документами: паспортами, свидетельствами о рождении, заключении брака. ПВУ МВД настойчиво требует получения паспорта по месту постоянной регистрации, т.е. в Чечне, несмотря на то, что такое путешествие может стоить документируемому свободы и даже жизни. Это относится даже к инвалидам, которым отказывают в получении паспорта по месту временной регистрации (см. Раздел II).
Принцип 18, требующий для ВПЛ права на адекватный жизненный уровень, не соблюдается даже с учетом того, что у большой части населения России уровень жизни крайне низок. Подавляющее большинство ВПЛ из Чечни не имеют никаких средств существования, живут на редко перепадающие заработки, ничтожную помощь НПО и частных лиц, а также пенсии стариков, если удается добиться их выплаты.
О признании права на собственность (Принцип 21) вопрос не ставится. ВПЛ произвольно лишены основного в РФ вида собственности - своего жилья и имущества (См. Раздел III). Но и все другие виды собственности делаются им все менее доступны. Так практически уничтожены предприятия мелкого и среднего бизнеса, принадлежавшего жителям Чечни. Устоял только крупный бизнес, неподвластный влиянию политики или умеющий найти формы сотрудничества с ней. Только незначительная часть жертв военных действий в Чечне получила право на незначительную компенсацию. Это те, кто безвозвратно покинул Чеченскую Республику в период с 12 декабря 1994 г. по 23 ноября 1996 г., т.е. во время первой волны военных действий. До сих пор не принято никакого нормативного документа в отношении какого-либо возмещения утраченного жителям Чечни, покинувших Чечню с осени 1999 года, когда начался второй этап военных действий. Оставленная ими в Чечне собственность безжалостно разрушается и разграбляется.
Постоянное стремление Российских властей вернуть ВПЛ на территорию Чеченской Республики путем лишения питания жителей лагерей в Ингушетии ни в какой мере не сочетается с Принципом 28, который возлагает на компетентные власти главную обязанность и ответственность за создание условий и предоставление средств для добровольного, безопасного и достойного возвращения ВПЛ в свои дома и места постоянного проживания (см. Приложение 4).
И, наконец, допуск международных гуманитарных и местных неправительственных организаций к ВПЛ (Принцип 30) и содействие их работе обеспечиваются далеко не в полной мере (см. Приложение 5).
Можно также отметить, что неоднократно упоминающиеся в Руководящих принципах права женщин имеют в России свою специфику. Основная забота о семьях переселенных внутри страны лиц, безусловно, ложится на женщину. Однако, несмотря на большие трудности, можно отметить повышение статуса женщины в семье. Часто мужчины из-за милицейского террора не решаются выйти на улицу, опасаясь немотивированного задержания, вымогательств, фальсифицированных обвинений. Таким образом, они лишены возможности содержать семью, теряют свой социальный статус и оказываются совершенно дезориентированными в новых условиях. Есть семьи, в которых отец и несколько взрослых сыновей существуют исключительно на небольшой заработок немолодой матери, помогающей местным жителям по дому или выстаивающей часами на рынке. Острые сердечные заболевания, нервные и психические расстройства встречаются среди мужчин чаще, чем среди женщин.
Итак, Российская Федерация далека от соблюдения "Руководящих принципов по вопросу о перемещении лиц внутри страны", предлагаемых ООН. Это означает, что широкое распространение этого документа и доведение его до сведения власти и общества совершенно необходимо. В то же время хочется надеяться, что будут разрабатываться механизмы, превращающие такие документы в нечто большее, чем просто рекомендации.

+III. Трудоустройство, медицинское обеспечение, образование, социал...
+IV. Дискриминация
+V. Положение ВПЛ из Чечни в Центрах временного размещения (ЦВР) и ла...+VI. О принуждении жителей к возвращению в Чечню.

+VII. Приложения